rusiank (rusiank) wrote,
rusiank
rusiank

Categories:

РОССИЙСКИЙ БИЗНЕС В САУДОВСКОЙ АРАВИИ: ИЗВЛЕЧЕНИЕ УРОКОВ

Оригинал взят у savelievfm в РОССИЙСКИЙ БИЗНЕС В САУДОВСКОЙ АРАВИИ: ИЗВЛЕЧЕНИЕ УРОКОВ
Оригинал взят у pgoulkin в РОССИЙСКИЙ БИЗНЕС В САУДОВСКОЙ АРАВИИ: ИЗВЛЕЧЕНИЕ УРОКОВ

Маленькие дети!
Ни за что на свете
Не ходите в Африку,
В Африку гулять!
В Африке акулы,
В Африке гориллы,
В Африке большие
Злые крокодилы
Будут вас кусать,
Бить и обижать

К. Чуковский, «Бармалей»

Мое королевство выживет, только если останется труднодоступным, таким, где у чужеземца после выполнения им своей миссии не будет другой цели, кроме как убраться вон…
Абд аль-Азиз ибн Сауд,
Король-основатель
Королевства Саудовская Аравия

Утрату союзников-традиционных торгово-экономических партнеров России на Ближнем Востоке и в Северной Африке в результате потрясений, вызванных внешними вторжениями и «арабской весной» в первую декаду XXI века можно считать свершившимся фактом. Пока еще держится Сирия – один из главных импортеров российского оружия, но, вероятно, дни остающейся 30 лет у власти в этой стране алавитской династии также уже сочтены. Перекраиваемая западными стратегами карта «Нового Ближнего Востока» не сулит России особых экономических преимуществ. Попытки высшего российского руководства в 2007 г[1]. выстроить отношения с новыми союзниками – монархиями Аравийского полуострова оказались удачными лишь отчасти, однако эти государства не стали и в обозримом будущем вряд ли станут полновесной заменой Ливии, Египта, Йемена и выпадающей Сирии. Беспрецедентное и циничное избиение катарскими таможенниками в аэропорту г. Дохи российского посла в ноябре 2011 г. – вполне достаточная иллюстрация реального отношения к нашей стране и всамделешного авторитета России в этом регионе.


Россия и Саудовская Аравия: сила взаимного притяжения

Самой крупной и стабильной экономикой арабского мира в нынешние турбулентные времена остается Королевство Саудовская Аравия, которая периодически оспаривает у России место крупнейшего мирового экспортера черного золота. При всех различиях между нашими странами, структурное сходство экономик России и Саудовской Аравии, в основе которых лежит производство и экспорт энергоносителей, предопределяет не только одинаковость фундаментальных проблем и вызовов, с которыми сталкиваются сегодня правительства обоих государств, но и крепнущую взаимозависимость, прежде всего – в сфере нефтяного ценообразования. «Если в 2001 году дефицит российского «ненефтяного» бюджета составлял всего 1% ВВП, то теперь он достиг 11-13%. Страна зависит от действий Саудовской Аравии! Любое снижение цены на нефть приведет к резкому росту дефицита бюджета. При этом можно рассчитать, что в случае полной реализации всех уже объявленных инициатив, связанных или не связанных с выборами, в будущем году бюджет будет сводиться с нулевым дефицитом при цене на нефть около $150 за баррель», - отмечает директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка России Ксения Юдаева[2]. Точно так же и Саудовская Аравия для недопущения бюджетного дефицита нуждается в поддержании цены на нефть на уровне свыше $US100 за баррель на протяжении предстоящих шести лет, и, согласно прогнозам, к 2030 г. этот показатель сможет возрасти до US$321[3].


         Молитва саудовских охранников на фестивале Джанадарийя в 2009 г. перед российской экспозицией


       Дипотношения России с этим пустынным королевством были возобновлены в 1991 г., но вплоть до последнего времени торгово-экономические отношения между нашими странами остаются на неприлично низком уровне. В 2010 г. товарооборот между странами составил всего US$366,4 млн. (2009 г. - US$361,8 млн., 2008 - US$488,7 млн.)[4]. В первом полугодии 2011 г. он достиг US$192,4 млн. Однако, традиционная структура товарооборота, где российский экспорт всегда преобладал над импортом из КСА, в последние полтора года меняется: доля российского импорта из Королевства активно растет, а объем экспорта в Саудовскую Аравию из России, наоборот - падает. Основные статьи российского экспорта в первом полугодии 2011 г. – недрагоценные металлы и изделия из них, машины, оборудование, транспортные средства и инструменты (в 2010 г. – также сельскохозяйственная продукция). Основные статьи импорта – продукция химической промышленности, продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье.

Структура российско-саудовской торговли (US$ млн.)

2009 г.

2010 г.

2011 г. (январь-июнь)

экспорт

%%

импорт

%%

экспорт

%%

импорт

%%

экспорт

%%

импорт

%%

333,5

-28,5

28,3

+27

297,7

-10,7

68,8

+142,9

99,7

-34,2

92,6

+36,5

При сохранении подобной динамики может оказаться, что Саудовская Аравия в ближайшее время из нетто-импортера российской продукции может превратиться в нетто-экспортера.

Как отмечал один саудовский исследователь в мае 2011 г., «…отношения между Россией и Саудовской Аравией не вышли на уровень стратегического сотрудничества, как того хотели лидеры двух стран. Существует ряд факторов, не способствующих выходу двухсторонних отношений на новый уровень. Вот важнейшие из них: 1) В основе экономик обеих стран лежит производство и экспорт энергоносителей. Это ведет к снижению объема торговли между странами. России не требуется покупать нашу нефть и наш газ, и точно так же нам не нужны российские нефтепродукты. Мы знаем, как знали наши деды и прадеды, что молоко нельзя обменять на молоко, зато можно обменять на финики. 2) Россия до сих пор не смогла развить свою экономику и внести разнообразие в экспортируемые продукты так, чтобы удовлетворять запросы мирового рынка и королевства Саудовская Аравия как одного из важных игроков на этом рынке.

Действием этих двух факторов можно объяснить отсутствие инициативных групп, заинтересованных в развитии отношений между Россией и Саудовской Аравией. Бизнесмены в любых странах сосредотачивают свое внимание на том, что может принести им прибыль. Поэтому совершенно неудивительно, что они стараются заполучить тот или иной госзаказ: госзакупки составляют значительную часть ВВП. Однако государство, планируя свои закупки, принимает во внимание множество факторов, относящихся как к экономике, так и к безопасности и т.д. Закупки, сделанные на внутреннем рынке, предназначены, в основном, для того, чтобы поддержать отечественного производителя. Что же касается внешних закупок, особенно из развивающихся стран, то большая часть таких сделок проводится с дружественными или союзными странами, которые всегда готовы прийти на помощь в трудную минуту. Россия до сих пор не стала той сильной страной, на которую можно положиться в сложных условиях (курсив мой – П.Г.). Поэтому объем государственной торговли между нашими странами пока что незначительный. Глядя на... весьма скромную экономическую статистику, сложно представить себе, что существует большая группа влиятельных бизнесменов, способных внести значимый вклад в развитие отношений между двумя странами»[5].

Просчеты, ошибки и национальные особенности

Если с констатирующей частью заключения саудовского эксперта в целом можно согласиться, то с выводами можно поспорить. На межгосударственном уровне работа по выстраиванию двусторонних и многосторонних отношений ведется, как это принято и у нас, и у арабов, неспешно и аврально, но, тем не менее, поступательно. Худо-бедно юридическая основа российско-саудовского торгово-экономического сотрудничества закладывается, даже несмотря на то, что мощный импульс, приданный этому процессу визитом В.В. Путина в Эр-Рияд в 2007 г. оказался выхолощен нерасторопностью российской бюрократии. Саудовцев сильно разочаровала холопская российская манера вести диалог, и их первоначальный энтузиазм в связи с кажущейся активизацией российской экономической политики на аравийском направлении сменился апатичным, хотя и не полностью исчезнувшим, ожиданием. На уровне же частного бизнеса в области российско-саудовских контактов в 2009-2011 гг. наблюдался явный подъем. Обострившийся кризис вынудил многие российские частные компании обратить внимание на перспективный саудовский рынок и около 25-30 - в основном средних - российских компаний решили попытать счастья на новом для них саудовском направлении. Эта волна выдохлась достаточно быстро: из первопроходцев никому не удалось зацепиться за пустынную аравийскую почву всерьез и надолго, но, тем не менее, начало было положено[6].

Отчасти неудача спонтанного захода российских компаний в КСА объясняется нашими собственными недочетами: отсутствием продолжительного опыта работы на зарубежных рынках, недооценкой факторов межкультурного взаимодействия, отсутствием системы государственной поддержки частных компаний во внешнеэкономической сфере, остаточным подходом к работе на периферийных рынках, избыточной централизацией и нежеланием делегировать полномочия по принятию управленческих решений на места, недостаточностью маркетинговых бюджетов и пр. Но наряду с этими недостатками нельзя сбрасывать со счетов и некоторые особенности деловой практики и этики саудовцев, в не меньшей степени, чем собственно российские ошибки, приведшие к неудачному финалу.

Саудовская Аравия – это достаточно юное государственное образование, которое от распада удерживают нефть, тесная зависимость от глобального энергетического рынка, геополитическая конъюнктура и исламский мессианизм в его ваххабитской версии. Типичный представитель саудовского общества – это, прежде всего – иждивенец, привыкший вести субсидируемый государством образ жизни: образование, здравоохранение, стоимость коммунальных услуг, льготирование ведения бизнеса по сравнению с иностранцами и т.п. «В Саудовской Аравии, - пишет Susie of Arabia, - очень низкий уровень этики и профессионализма. Ее народ ленив, дармоеден, требователен, спесив, испорчен и недееспособен. В течение последних 20-30 лет, он пребывал в дремоте, вызванной отсутствием лидера и жестким контролем надо всем, что делало невозможным любое поступательное движение… Саудовцы обыкновенно кучкуются вместе, образуя небольшие кланы, банды или мафию - как бы это ни называлось, одним словом - выживающие группы, связанные одними целями, менталитетом и образом мыслей и очень лояльными по отношению друг к другу. В эти группы очень трудно проникнуть извне, если ты не мыслишь наравне с ними. Они основаны на общности, присущей каждому в них входящему, и отсутствующей у других. Такие группы могут возникать между братьями и сестрами, дальними родственниками, школьными или институтскими друзьями, коллегами по работе либо в среде целых социальных классов и страт. Если пытаешься вписаться в такую систему, у тебя ничего не выйдет, пока большинство в группе не обнаружит в тебе некую общность, благодаря которой тебя допустят вовнутрь. Контролируют они, а не ты, так что даже не пытайся вписаться самостоятельно. Здесь речь идет не о культурных или расовых различиях, потому что здешнее общество не на них базируется. Я вообще не ощущаю, что в Саудовской Аравии еще сохраняется настоящая культура. В общество больше нет благородного истинно арабского или исламского поведения. Нет более гостеприимных домов, бесплатной раздачи еды, добрых слова, улыбок, взаимопомощи – всего того, чем всегда раньше славились арабы или мусульмане. Арабский рыцарь на стройном белом скакуне канул в Лету» [7].


Аравийские монархии

Немаловажным фактором экономического процветания королевства с самого начала его основания в 30-х годах XX века были зарубежные инвестиции и зависимость от иностранных технологий и зарубежного опыта. Сегодня из 28-и млн. населения страны 8 млн. человек – это экспаты, составляющие костяк рабочей силы страны. Страна очень сильно зависит от всего привозного: продуктов питания, технологий, предметов обихода и роскоши, трудовых ресурсов, капитала и пр. Привлечение иностранных инвестиций – важный аспект экономического развития и составляющая имиджевой политики государства, вовсю стремящегося казаться остальному миру современной и цивилизованной страной. Приход в королевство новых зарубежных, в том числе и российских, компаний, в силу описанных выше особенностей среды, менталитета и восприятия, поэтому воспринимается местным саудовским населением как еще один источник пополнения наличности. Но если имеющие более длительный опыт взаимодействия с саудовцами западные компании сумели выработать систему защиты от посягательств отдельных наиболее бессовестных проходимцев, у российских предпринимателей подобный защитный механизм еще не развился, и именно поэтому наши первопроходцы стали первыми неизбежными жертвами.

Случаи из жизни

С появлением первых российских компаний в Королевстве тут же образовались три основных центра, работа которых была ориентирована на привлечение российских компаний и предоставление им патронажа в том или ином виде. Они были созданы под эгидой влиятельных представителей бизнес-истеблишмента КСА. Первый – в Эр-Рияде под эгидой принца Турки ибн Мишари. Второй – в Хобаре, под патронажем известного саудовского предпринимателя шейха Мубурака ас-Сувейкета. Третий – Российский центр коммерческой коммуникации в Эр-Рияде, был учрежден предпринимателем Мухаммадом Джабером ас-Сахли под патронажем принца Джаляви ибн Сауда ибн Абд аль-Азиза. Как правило, помощниками саудовских учредителей таких центров выступали граждане России, «вербующие» для своих патронов новых российских кандидатов, завлекая их в королевство либо на комиссионной основе, либо в счет получения доли в уставных капиталах вновь создаваемых российско-саудовских СП. Всего за 2009-2011 гг. через эти центры прошло порядка 30 российских компаний, в основном купившихся на обещания безграничных возможностей и крупных контрактов, которые обеспечит им наличие среди соучредителей влиятельных членов королевской фамилии. Средние затраты на вхождение на саудовский рынок одной российской компании составляли примерно US$250-350 тыс. на протяжении года-полутора. Сюда входили стоимость перелетов и проживания, организационные расходы, расходы на содержание офиса и представителей, взнос в уставной капитал, приобретение конкурсных и тендерных документов, участие в выставках, маркетинговые образцы и пр. Из всех лишь одной компании удалось дойти до этапа начала продаж, несмотря на массу сложностей, но даже успешный старт не спас ее от общей участи – возникновение проблем с партнерами, стремившимися установить немедленный контроль над любыми денежными потоками и оттого постоянно вмешивающимися в текущую оперативную деятельность совместного предприятия. Итог для всех оказался закономерен: поигравшись с местными рыночными реалиями, российские компании закрывали свои представительства, отзывали персонал и уходили с негостеприимного рынка, порой махнув рукой на сделанные инвестиции.

Помимо этих центров, вокруг которых шло формирование российских бизнес-кластеров, отдельные российские компании пытались самостоятельно находить саудовских партнеров и создавать совместные предприятия. Среди этой категории особенно показателен случай с одной довольно крупной московской строительной группой, триумфальное появление которой на местном рынке было с помпой описано в саудовской прессе. Российский предприниматель в середине 2010 г. создал СП с представителем действительно первого эшелона Саудовской знати и, располагая значительными финансовыми ресурсами, объявил о намерении инвестировать совместно с местным принцем порядка 7,5 млрд. саудовских риалов (ок. US$2 млрд.) в одну из любимейших игрушек саудовского руководства – Экономический город им. короля Абдаллы в Джидде. Там на площади 180 га. партнеры планировали построить 15 заводов по производству строительных материалов для удовлетворения нужд бумово развивающейся строительной отрасли королевства. Пока шла торговля за землю, невероятно активный и предприимчивый российский партнер не уставал возить в королевство своих российских коллег, в надежде познакомить их с местными реалиями и привлечь к участию в масштабных проектах. Эта его деятельность завершилась когда представитель его саудовского партнера попытался изнасиловать русскую женщину – симпатичную и успешную бизнес-леди, владелицу международной компании по сооружению промышленных объектов. Запершись от насильника на всю ночь в туалете, на следующее утро она вместе с нашим горе-предпринимателем покинула негостеприимную столицу Саудовской Аравии. А вскоре выяснилось, что первоначальные обязательства саудовского партнера обеспечить участок под застройку на льготных условиях оказались полным блефом, и в соответствии с лучшей саудовской традицией "с новенького шкурку драть", россиянам выкатили ценник в US$1 млн. за гектар. Понятно, что ни о каком продуктивном сотрудничестве в такой ситуации речь более идти не могла, и российский предприниматель, как и прочие, покинул королевство ни солоно хлебавши. Зависшие на счете СП более US$1 млн. ему вернуть до сих пор не удается – его саудовский соучредитель под мыслимыми и немыслимыми предлогами не только уклоняется от встреч и обсуждений вопроса о дальнейшей судьбе СП, но, войдя во вкус, продолжает вербовать новых легковерных отечественных бизнесменов на работу в свое специфическое королевство.

Ну и куды бизнесмену бежать?

Самое прискорбное во всех этих историях заключается в том, что негативный опыт российских предпринимателей-неудачников никак не обобщается и из него не извлекается должных уроков: в России просто нет института, аккумулирующего нужную информацию, заинтересованного и способного защитить интересы отечественных предпринимателей, стремящихся наладить бизнес в арабских странах. Государственные институты обслуживают некие абстрактные «государственные» задачи, закрываясь от реальности ворохом никому не нужной макроэкономической статистики и архаичными «страновыми справками»[8]. Общественные бизнес-образования заняты исключительно вытягиванием откуда только возможно денег для содержания своего аппарата, за что, собственно, их и винить-то особенно нельзя, поскольку при создании потемкинских деревень финансирование покрывает исключительно расходы на покраску фасадов. Страдает, как обычно в России, простой предприниматель, из-за невежества падкий на посулы и завлекательные рассказы проходимцев, и не имеющий возможности проконсультироваться ни с кем и нигде прежде, чем на свой страх и риск решится затеять бизнес в чужой стране. И эта черта – имитирующая природа институтов поддержки, также роднит Россию с Саудовской Аравией. И здесь и там подлинные интересы бизнеса и общества игнорируются эгоистичной правящей верхушкой, озабоченной исключительно собственным обогащением!



[1][1] визит В.В. Путина в Саудовскую Аравию, Катар и Иорданию в феврале 2007 г.

[2] 150 долларов за баррель – минимум, http://strategy2020.rian.ru/smi/20110826/366131625.html  

[3] Nadim Kavach, Saudi budget to need over $100 oil price. Emirates Business 24/7. 31.07.2011 http://www.emirates247.com/business/economy-finance/saudi-budget-to-need-over-100-oil-price-2011-07-31-1.410464

[4] Российско-саудовские отношения (справочная информация). МИД РФ, 10.10.2011

[5] Абдалла ибн Абд аль-Мухсин аль-Фарадж. Отношения с Россией. газета Эр-Рияд, 06.05.2011 http://www.alriyadh.com/2011/05/06/article630173.html

[6] П. Гулькин. Российский заход в Саудовскую Аравию. Заметки бывшего торгового атташе. 02.11.2011. http://pgoulkin.livejournal.com/820.html#cutid1

[7] Susie of Arabia. ‘Inside Outsider’: Advice on living in Saudi. http://mideastposts.com/2011/04/21/being-an-inside-outsider-advice-on-living-in-saudi-arabia/  

[8] См. например, П. Гулькин. В расчетах с Сирией переходим на рубли? http://pgoulkin.livejournal.com/1848.html


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments