June 22nd, 2020

Не ищите меня в Вашигтоне

22 ИЮНЯ

Сколько себя помню, всегда в этот день приходит чувство подавленности и тревоги, то ли генетическая память даёт о себе знать, то ли советское прошлое, Бог весть. Но всегда в воображении встает одна и та же картина, мирно спящие города и села, лето, рассвет, леса, поля, почему-то пчелы на цветах и вдруг всё это начинает вспыхивать огнём и за секунды испепеляться, превращаясь в черную копоть. Взрывается рев таковых двигателей, в уши бьет визг падающих бомб и бесконечные очереди крупнокалиберных пулеметов...

А потом приходит осознание, что это все не фантазия, а слабый отголосок ушедшей реальности, в которой оказались наши предки и через которую они прошли, понеся неисчислимые потери и претерпя немыслимые страдания.

Выстояли, победили, мужчины и женщины, дети и старики...даже животные, вся нация, всё живое встало на защиту своей земли, своего дома. Это была не просто война, это была схватка с сатанизмом, с инфернальным нечто, обличенным в лицемерную форму "объединенного и просвещенного запада", холодного и расчетливого убийцы, хищника, не знающего ни пощады, ни жалости, но целеустремленного на одно - тотальное уничтожение не только тела, но и самой души народа, самой его сути.

Сатана был повержен, дух народа не сломлен, но жертвы его были огромны. А тогда, утром 22 июня, спящей стране только предстояло встретить ад на земле.

Мой низкий поклон моему народу, бесконечная благодарность и память в сердце, пока он бьется...



Про дядю Колю

После войны семья наша почти два года кочевала по разорённой войной Украине, так как воинская часть отца восстанавливала разрушенные немцами аэродромы. На одном из полустанков отец, выскочивший с чайником за кипятком, вдруг вернулся, неся вместе с товарищем безногого солдата. За ними внесли солдатский рюкзак и старенький баян. Ноги у солдата были отняты по самый пах. А сам он был молод, красив и, что называется, в "стельку" пьян.

На удивлённые вопросы мамы и бабушки отец отвечал кратко и потрясённо: "Он пел!" Молодого инвалида старательно обтёрли мокрым полотенцем и уложили на топчан теплушки.
Тем временем офицеры, желая установить личность солдата, проверили его рюкзак и были полностью сражены: безногий солдат был награждён пятью боевыми орденами, а отдельно, в красной коробочке, лежал Орден Ленина. И был инвалид сержантом Авдеевым Николаем Павловичем от роду двадцати пяти лет. Офицеры, прошедшие войну, многие, как мой отец, ещё и финскую, знали цену таким наградам.

Среди орденов лежало письмо. Видно было, что его неоднократно комкали, а потом расправляли. Письмо было подписано: "любящая тебя Шурочка". "Любящая Шурочка" писала, что будь у Николая хоть одна нога - она бы за ним в госпиталь приехала. А уж совсем ползуна она, молодая и красивая, взять не может. Так и писала Шурочка - "ползуна!" В вагоне повисла угрюмая тишина. Мама всхлипнула, бабушка убеждённо сказала: "Бог её накажет!" - и ещё раз бережно обтёрла лицо спящего.
Спал безногий солдат долго, а проснувшись, казалось, совсем не удивился, что едет неизвестно куда и неизвестно с кем. Так же легко согласился он остаться пока в нашей части, сказав при этом: "Там видно будет". Охотно откликнулся Николай и на просьбу спеть, с которой на удивление робко обратился мой отец, вообще-то человек не робкого десятка. Он впоследствии как-то, казалось нам тогда, робел перед Авдеевым. Это было преклонением перед уникальным талантом.

Авдеев запел. Бархатный бас поплыл по вагону и словно заполнил собой окружающее пространство. Не стало слышно грохота колёс, за окном исчез мелькающий пейзаж. Сейчас иногда говорят - "попал в другое измерение". Нечто подобное произошло тогда с пассажирами вагона-теплушки. Я до сих пор думаю, что мне довелось в детстве слышать певца, обладающего не только уникальным голосом, но и ещё богатой, широкой душой, что и отличает великих певцов от бездарностей. Однажды я спросила бабушку: "Почему, когда дядя Коля поёт, облака то останавливаются, то бегут всё быстрей?" Бабушка задумалась, а потом ответила мне, как взрослой: "А ведь и правда! Это у нас душа от его голоса то замирает, то к Богу устремляется. Талант у Коленьки такой особый".

А вскоре произошло то, что заставило окружающих посмотреть на певческий талант Авдеева с ещё большим изумлением.

Collapse )