rusiank (rusiank) wrote,
rusiank
rusiank

Качественная аналит записка.

Оригинал взят у bobik_57 в Качественная аналит записка.
Оригинал взят у cantwell в Что произошло в Мали: как ситуация перестала быть контролируемой, почему потребовалось вмешательство

Это компилляция из нескольких записок, выдержки из того, чем можно делиться. Некоторая пища для размышлений, несколько развенчанных лозунгов и пара очень реалистичных и практичных идей.

Сначала немного предыстории, куда же без неё: откуда есть пошла туарегская земля и откуда вдруг появились джихадисты, с которыми теперь война.

Туареги — кочевое племя, населяет значительную часть Сахары на севере-северо-западе, они живут во многих странах Северной Африки. В Ливии воевали за Гаддафи, когда Гаддафи потерпел поражение, вооруженные ливиским оружием туареги вспомнили о том, что давно мечтали провозгласить своё независимое государство Azawad — претендующее за земли сразу нескольких стран региона.

Восстания туарегов происходили регулярно все предыдущие годы, примерно раз в два года как минимум major security incident. Но в этот раз всё зашло настолько далеко, что 5 апреля 2012 года независимое государство туарегов было провозглашено.  

Туарегское Mouvement National de Liberation de l'Azawad (MNLA), вооруженное ливийским оружием и усиленное опытными бойцами, с октября 2011 года массово вливающимися в ряды движения из ливийской пустыни, состояло в союзе с Ansar Al Din, который в свою очередь состоял в союзе с Jamet Tawhid Wal Jihad Fi Garbi Afriqqiya (Movement for Oneness and Jihad in West Africa, MUJAO), эти двое находятся «под зонтиком» AQIM. Союз Движения туарегов джихадистов распался довольно скоро, и, несмотря на то, что у MNLA по минимальным независимым оценкам 3000 бойцов (само MNLA называло цифру до 10000), а у Asar al-Din в тот момент располагал в лучшем случае двумя сотнями бойцов, Ansar al-Din выбил MNLA из северных провинций Мали, включая Kidal, в конце июня 2012 — на севере укрепились Ansar al-Din, AQIM и MUJAO.


(click the image to enlarge)

MNLA стало стремительно маргинализироваться – туареги не привыкли к действиям в режиме регулярной армии, территория поддержки была сужена и находилась под контролем джихадистов. А те стали вводить нормы шариата, отрубая руки ворам, забивая людей камнями за адюльтеры, разрушая древние суфийские гробницы. Ужесточение религиозных норм, запрет музыки, алкоголя, курения, TV, футбола и т.д, но, в основном, конечно, резкий рост насилия привёл к тому, что с севера страны на юг, а также через границы в соседние страны уже к августу бежало около полумиллиона человек. Джихадистские группы, действующие на севере страны, находятся под патронажем Departament du Renseignement et la Securite (DRS) Алжира, который ведёт свою игру, убивая нескольких зайцев — экспортируя джихадистов, с которыми бы пришлось что-то делать внутри страны во время общей нестабильности и ожиданий очередного обострения «арабской весны», которая Алжир миновала; действуя по принципу «если ты не можешь противостоять чему-то, то возглавь это» - с джихадистами было решено работать именно так; борясь с идеей независимого туарегского государства, граничащего с Алжиром и несущего целостности страны определённую угрозу. Все эмиры AQIM , действующие на территории Сахары — Abdelhamid Abou Zaid, Yahiya Djouadi и Mokhtar ben Mokhtar являются агентурой DRS. Тренировочные лагеря AQIM, до 2008 года аходившиеся в труднодоступных районах на юге Алжира, были позднее перемещены на север Мали.


Важность этой территории не исчерпывается обнаруженными там залежами урана: для финансирования деятельности джихадистских групп активно используется наркотрафик. Около 60% всего южноамериканского кокаина в Европе так или иначе проходит через территорию севера Мали. Один из руководителей MUJAO, Soultan Ould Badi Abu Ali, является одним из важнейших игроков на этом рынке.


Игра, которую все эти годы вел DRS, всегда была рискованной, вызывая негативную реакцию ЕС, Франции и Economical Community of West African States (ECOWAS), поскольку активность джихадистских групп всё это время угрожала выйти из-под контроля и выплеснуться на территорию соседних стран.


(click the image to enlarge)

Ливийская война резко изменила правила игры, невероятно усилив MNLA туарегов, Алжир сыграл на стороне AQIM, пытаясь погасить этот пожар, но, так получилось, что гасил его бензином. Ситуация вышла из под контроля совершенно, особенно после переворота в столице Мали Бамако в марте 2012 года. Разложившаяся малийская армия, испытывая массовое дизертирство, оказалась совершенно не в состоянии противопоставить что-то хорошо вооружённым, тренированным бойцам джихадистских групп, MNLA была вынуждена выступить с заявлением о готовности поддержать усилия по борьбе с группами, но нет таких дураков, что хотели бы повторить фокус с тушением бензином вновь — теперь вооружив и усилив туарегов. В то же время, ECOWAS, заявляя о готовности вмешаться в конфликт, оказалась также неспособна оперативно ввести войска, тем более в достаточном количестве. В конце декабря — начале января ECOWAS дал понять, что речь может идти в лучшем случае о лете 2013 года, а то и о сентябре. Учитывая, что уже в начале января джихадисты оказались в 600 км. от столицы страны, стало понятно, что интервенцию и зачистку придётся брать на себя европейцам. В этот раз юридическое сопровождение было обеспечено: несмотря на то, что президент Мали невполне легитимен, просьба о вмешательстве и помощи была направлена именно правительством Мали, а это снимало любые возражения против «вмешательства во внутренние дела». Более того, это было понято и принято членами СовБеза ООН, в том числе и Россией с Китаем.


Из всех игроков, вовлечённых в региональные конфликты, именно и только Франция могла взять на себя роль инициатора, ввязавшись в драку и подстегнув инертных и медлительных партнёров из ECOWAS. Теперь африканцы готовы вводить войска «в течение дней или недель».


Франция, безуловно, опасалась обвинений в неоколониализме. И такие обвинения прозвучали. Доставим себе некоторое удовольствие пройтись по тем, кто озвучил подобные обвинения. Во-первых, антиглобалистское коммъюнити, готовое заклеймить любую внешнеполитическую активность любой из стран G20, было вполне предсказуемо: они не одобрят ничего и никогда. Среди этих людей есть циники, прекрасно всё понимающие — и неизбежность вмешательства и его целесообразность. Но партбилет жжёт сердце, а сердцу не прикажешь. А иногда и «доплата», материальная или не очень, которую эти люди получают от тех игроков, которые боятся получить свой урок в рамках подобного сценария. Во-вторых,  есть идиоты, куда же без них, которые не понимают ни черта и видят себя в мокрых снах на белом коне со свитком Декларации Прав Человека вместо сияющего меча. Таких просто жалко. Смешно, как много таких среди российских «аналитиков».


Есть аксиоматика, она звучит так: резать людеей из религиозных или ещё каких-то убеждений плохо, людоедские режимы, подобные талибам, сомалийскому Аш Шабаб'у — режимы плохие, ещё одна страна в подбрюшье Европы с «сомалийско-афганским» режимом — очень плохо, а если у этой страны есть 2 место в Африке по добыче золото и перспективные урановые месторождения — плохо очень. Да, с такими режимами можно работать, ими тоже можно манипулировать, но в обстоятельствах, подобных тем, что у нас есть в Мали, требования прочности и безопасности таких конструкций не соблюдены и если ситуация выходит из-под контроля, то её необходимо вернуть под контроль.


У Французов в Мали проживает около 6000 граждан. Им уже предложено эвакуироваться. Мали — бывшая французская колония, где говорят по-французски, Мали — не главный экономический партнёр Франции, но урановые разработки, которые могут снабжать Французские АЭС топливом, находятся в первую очередь там. Напрямую Французские компании не разрабатывают урановые месторождения в Мали, но Австралийцы и Канадцы, которые продают уран, добытый в Мали, поставляют его во Францию. Французская же компания AREVA разрабатывает уран в соседнем Нигере, именно она в 80-е годы вела исследования на юго-западе Мали, где сейчас работает Rockgate Capital на месторождении Falea. В 80-е цена на урановую руду была значительно ниже нынешней и Falea не был признан рентабельным, AREVA тогда называлась COGEMA — и именно такое название вы до сих пор найдёте в бумагах Министерства шахт Мали. Акции Rockgate Capital и AREVA с начала операции выросли в среднем на 2,5%. Австралийская компания Oklo Uranium Ltd исследовала месторождения северного региона Мали Kidel (сейчас под контролем AQIM) и ведёт проект, который потенциально увеличит добычу урана в Мали вдвое — перспективными признаны почти 8 тысяч квадратных километров района Kidel, последние исследования были сделаны в 2012 году (сюрприз, сюрприз).


Второе место Мали по добычу золота в Африке -  вот ещё один аргумент за то, чтобы не позволить бородатым сердитым людям установить в этой стране теократическую тиранию. До тех пор, пока либерально мыслящие «думатели» не осознают, что обладание ресурсами не может являться исчерпывающим поводом для строительства изоляционистского людоедского режима, человечество обречено на вымирание. Да, это звучит совершенно несправедливо, но именно это и есть единственная возможная мораль. Контроль глобальных компаний за добычей золота в условиях накатывающих волн экономического кризиса и нестабильности валют — фактор стабильности мировой экономической системы. Золото, добывающееся в Мали — немонетарное, тем не менее, это золото. А значит, оно в состоянии помочь обеспечить устойчивое положение основных  резервных валют, пусть даже и не исчерпывающе.


Есть ещё одна причина «вовлечённости» Франции в Mali case: демография. Только 4% всех мигрантов, оседающих во Франции происходят из Мали. Но мощнейшая дестабилизация в этой стране вызовет всплеск эмиграции из всех пограничных территорий: Алжира, дающего около 24% всех французских мигрантов, Нигера и других, добавляющих ещё около 16%.


Так что люди, которые пожимают плечами и пишут о том, что Франция просто отвлекает своё население от внутренних проблем и утоляет свои неоколониальные комплексы бывшей сверх-державы — жалкие кретины. Нет ничего более обоснованного и логичного, чем Французское вмешательство в эту истори — это вопрос её безопасности. Вопрос безопасности ЕС, США, Канады и других стран — поддержать Францию.

С другой стороны, как показывают сводки о происходящем на ToW, эта война не станет «лёгкой прогулкой» - для Франции жизненно важно задействовать ресурсы ECOWAS и выработать линию тактического поведения по отношению к MNLA туарегов. У Алжира уже есть понимание, что оперативная игра должна быть как минимум заморожена и Алжиру придётся сотрудничать по-полной: иначе AQIM просто будет выдавлен в Алжир и разбираться со своими creatures придётся самим creators. А в условиях «арабской весны» всякое может быть, Алжир много раз называли одной из следующих целей.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments